brodiaga64

Category:

2. УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ОЛЕНЬКИ ШВЕДЕ РАССКАЗАННАЯ ЕЙ САМОЙ…

Яйцо "Императорская яхта Штандарт". Изд. фирмы Фаберже.
Яйцо "Императорская яхта Штандарт". Изд. фирмы Фаберже.

                                              ЧАСТЬ I (прод. I). 

            С братом Ивана Романовича, Леопольдом Романовичем Шведе (23.07.1863, Кронштадт – 29.10.1950, Бавария) и его семьей, отношения были близкие, в архиве сохранилось фото, с дарственной надписью следующего содержания: «Леопольду Романовичу Шведе от Антонины Феликсовны Шведе и Ивана Романовича Шведе. Баку. 2 июня 88 г.» Брат, был тоже инженер, титулярный советник (1892), окончил Техническое училище Морского ведомства, с 1882 участвовал в учебных плаваниях, в 1892 - помощник старшего инженера механика, в том же году уволен с флота, переведен на должность помощника старшего инженера-механика Царскосельского дворцового управления, заведовал водопроводом и электростанцией в Царском Селе, участник русско-японской войны 1904-05, после ее окончания вернулся на службу в Царскосельское дворцовое управление. С 1905 по 1917 год возглавлял всю техническую службу Царскосельского Дворцового правления. Являясь выдающимся инженером, Л.Р.Шведе не только заведовал водопроводом, очистными сооружениями, электростанцией, но и проектировал и строил все инженерные городские сооружения Царского Села, а также царских и великокняжских дворцов и зданий царскосельского гарнизона. В 1902 году по инициативе Николая II была создана Вневедомственная комиссия по улучшению санитарных условий города Царского Села. В состав комиссии вошел и помощник электротехника Министерства Императорского двора, коллежский советник Л.Р.Шведе. Комиссия проделала огромную работу по превращению Царского Села в самый чистый город России, который не знал эпидемий, и где в начале XX века была самая низкая детская смертность. С 1902 года здесь начались, а в 1908 году были полностью завершены работы по устройству раздельной дренажной и хозяйственной канализации с устройством станции биологической очистки сточных вод. При очистной станции были построены мусоросжигательные печи, а продукты горения были использованы для устройства электрического освещения и отопления станции. С 1901 по 1905 год в Царское Село был проложен Орловский водовод закрытого типа, обеспечивший город чистой водой. Возле Александровского дворца рядом с Кухонным корпусом было устроено подземное водохранилище. Во всех этих инженерных нововведениях, а также в устройстве электротехнического оборудования принимал самое активное участие инженер-электротехник Шведе. Замеченный императором Николаем II в 1896 году во время коронационных торжеств в Москве, где Леопольд Романович блестяще справился с задачей по устройству электрической иллюминации, Шведе был приглашен в Царскосельское дворцовое управление. Он с семьей получил казенную квартиру в левом полуциркуле циркумференций Екатерининского дворца. Л.Р. Шведе был женат (с 1888г.) на Капитолине Ивановне Трапезниковой (20.10.1865, Кронштадт — 11.05.1946, Германия), дочери морского офицера капитан-лейтенанта И. Трапезникова, погибшего в кораблекрушении. В семье родилось шестеро детей, у двоих из которых восприемниками (крестными) стали император и императрица: 1. Дмитрий Леопольдович Шведе (21.09.1891 — 01.1942, Ленинград; по др.свед. 1917)- офицер, член Общества любителей породистых собак Санкт-Петербурга, спаниелист; 2. Иван Леопольдович Шведе (? - ?)- инженер; 3. Владимир Леопольдович Шведе (27.06.1898, Царское Село — 1999, США); 4. Зоя Леопольдовна в зам.  Гебель (1888 - ?); 5. Надежда (06.03.1890 - ?), 6. Муза Леопольдовна в зам. Лепеха (09.10.1899, Царское Село — 08.01.1991, Вашингтон). Интересно, что в визитной карточке Капитолины Ивановны значился адрес: Большой дворец Царского Села. Их сын — Шведе Иван Леопольдович — инженер, так же заведовал водопроводом и электрическим освещением Царского Села. По его проекту все первоначальное электрическое оборудование электростанции в Певческой башне заменили другими механизмами, работавшими самостоятельно, вне зависимости от паровых насосов. Из Царского Села Леопольд Романович отлучался дважды: на Русско-Японскую войну в 1904 году (в связи с началом войны Л. Р. Шведе был призван на действительную службу из запаса флота,  20.04.1904 года был назначен на миноносец «Прозорливый», направленный в составе 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток, однако из-за постоянных поломок миноносец был оставлен в Средиземном море и затем вернулся на Балтику для ремонта), и в Ливадию в 1910-11 годах, для устройства там электричества и других инженерных сооружений нового царского дворца.  

1890-е гг.
1890-е гг.

27 августа 1906 г. общее собрание Царскосельского Общества взаимного от огня страхования постановило ассигновать из сумм Общества 4128 руб. на устройство 29 общественных сигналов о пожарах и «выразило особую благодарность инженеру Л.Р. Шведе, который, главным образом, выработал проект сигнализации и помог комиссии своими техническими знаниями». За свою созидательную работу он был награжден орденами Св. Владимира 4-ой степени, Св. Анны 2-й и 3-й степени, Св. Станислава 2-й и 3-й степени, рядом иностранных орденов и дослужился до звания действительного статского советника. После событий октября 1917 года Шведе эмигрировал в Латвию, что спасло ему жизнь (его заместитель Любович, возглавивший Дворцовую электростанцию, 1 ноября 1917 г. был расстрелян без суда). По отрывочным дневниковым сведениям и из переписки выясняется, что он как и брат Иван Романович также имел имение в Литве, и семьи их постоянно общались.  

           В публикации: Г. Н. Корнева, Т. Н. Чебоксарова. «О вкладе Леопольда Шведе в электрификацию императорских резиденций Царское Село и Ливадия», сообщаются довольно подробные и очень интересные сведения: В 1896 г. «ввиду предстоящего устройства электрического освещения в Большом Царскосельском дворце и других дворцовых зданиях» заведующему электрическим освещением инженер-механику Л. Шведе поручили переделать «275 бронзовых и других карсельских ламп» и «старинную медную люстру в древне-русском стиле на 48 свечей, украшенную сверху двуглавым орлом», чтобы приспособить их к электрическому освещению. В том же году было решено, что мощности электрической станции Певческой башни недостаточно для нужд дворцов и освещения улиц. Было построено по проекту архитектора С. Данини здание Дворцовой электростанции в псевдо-готическом стиле. Она давала свет в Екатерининский (Большой), Александровский и Запасный дворцы императорской резиденции. В последнем проживала семья дяди императора Николая II — Вел. кн. Владимира Александровича. Начальником Дворцовой электростанции в Царском Селе назначили помощника старшего инженер-механика ЦСДУ Леопольда Робертовича (Романовича) Шведе (1864—1950). Он занимался оборудованием станции и различными вопросами ее эксплуатации, а судя по архивным документам — решением множества разнообразных проблем, в том числе связанных с водоснабжением императорской резиденции в окрестностях столицы. Тринадцать лет спустя имевшему богатый опыт специалисту-электротехнику Л. Шведе было поручено заняться вопросами электрификации Ливадии. ….Леопольд Робертович Шведе тоже начинал свою карьеру на флоте. Однако, по просьбе электрика Высочайшего Двора А. Смирнова в 1892 г. Л. Шведе, состоявший «в Морском Ведомстве минным механиком броненосца Император Александр II, был назначен его помощником. В 1888 г. Л. Шведе вступил в законный брак с Капитолиной Ивановной (урожд. Трапезниковой). Подавая 15 сентября 1893 г. прошение о выдаче вида на жительство в Санкт-Петербурге, он указал, что в семье трое детей: Зоя 5 лет, Надежда 3 лет и Дмитрий 2 лет. С той поры и до Октябрьской революции карьера Л. Шведе была связана с Министерством Двора. По справочнику «Весь Петербург» мы установили, что в 1895–1897 гг. семья Леопольда Робертовича жила в Петербурге в доходном доме Гвардейского экипажа по адресу Екатерининский канал, 132, с 1897 — в Большом дворце Царского Села, а в 1910–1917 гг. — в левом полуциркуле того же дворца. Семья Николая II высоко ценила результаты работы Л. Шведе. Видимо, император Николай II знал, что на коронационных торжествах в 1896 г. Леопольд Шведе отвечал за иллюминацию Москвы, которая была высокооценена современниками. В 1898 г. воспреемником от купели его сына Владимира был записан Император, а в октябре 1899 г. надворный советник Леонид Робертович обратился к начальнику ЦСДУ Владимиру Ефремовичу Ионову с Прошением о «разрешении на восприятие от Святой купели дочери его Музы, родившейся 9 истекшего Октября, Именем Ея Величества Государыни Императрицы». Поддерживая ходатайство своего подчиненного, генерал-майор Ионов сообщал, что «Шведе своею усердною службою вполне заслуживает просимую им Монаршую милость…». Императрица Александра Федоровна согласилась быть воспреемницей дочери Л. Шведе и по этому случаю повелела передать в подарок его жене Капитолине Ивановне серебряный столовый прибор. На протяжении 25‑летней работы в Царском Селе Л. Шведе регулярно получал подарки из Кабинета Его Величества. Довольно длинный список (более 30) Высочайших подарков, видимо, назначаемых к Пасхе, Рождеству, а иногда и по особым случаям, приведен в деле, содержащем «списки лиц, награжденных подарками из Кабинета». Анализируя данные, извлеченные из документов этого дела, можно заметить, что Л. Шведе выгодно выделяется среди прочих лиц, получавших поощрения, как числом, так и стоимостью предметов. Среди врученных Шведе подарков: серебрянный кофейник фирмы Фаберже (1892); часы золотые с цепочкой, мужские, с изображением Государственного герба (150 рублей, 1894); часы дорожные (1895), столовые бронзовые (1903, 1909) и деревянные настольные (1913) знаменитого часового петербургского мастера Павла Буре; серебряные портсигар (1899) и компотница (1910) — изделия фирмы Фаберже; серебряный закусочный прибор (1896); 6 серебряных столовых ложек, вилок, ножей (1898); брошь жене надворного советника— подарок из Кабинета Его Величества, с люнером и бриллиантами, ювелир Бути (1898, 180 р.); перстень— подарок из Кабинета Его Величества инженер-механику и Надворному советнику Шведе, с изумрудом (1899, 360 руб.); запонки — подарок из Кабинета Его Величества, с сапфиром и бриллиантами, ювелир Бути (1901, 150 руб.); хрустальная кружка (1906) и 2 графина в серебре (1912), выполненные Петербургским Торговым домом И. Е. Морозова; 12 столовых ложек (1896), серебряная чернильница (1905), графин с 6 серебряными чарками (1907) и серебряные кофейный сервиз (1908) и чайник на конфорке известной фирмы Грачевых, прославившейся изготовлением предметов в русском стиле; Золотой Портсигар — подарок из Кабинета Его Величества Статскому советнику Шведе, ювелир Карл Бланк (1912, 300 руб)  и 

другие ценные вещи. Таким большим количеством, богатым ассортиментом и высокой стоимостью отличается лишь список царских подарков начальника Шведе, генерала-майора Михаила Сергеевича Путятина, возглавлявшего ЦСДУ в 1911–1917 гг. 23 января 1910 г. император Николай II одобрил перечень затрат на запланированные работы в Ливадии, в основном связанные со строительством Нового дворца. Он собственноручно написал: «Согласен Во всей Ливадии следует завести электрическое освещение». В эти же январские дни начальник Главного Управления уделов кн. В. С. Кочубей передал Министру Двора «предположение об устройстве собственной электрической станции». и указал, что «вопрос этот составит предмет особого доклада». Решение основных задач, связанных с оборудованием новой электрической станции, проводкой освещения во все здания Ливадии было поручено Л. Шведе. …Вопросы строительства и оснащения электрической станции в Ливадии довольно подробно рассмотрены в работах научного сотрудника Ливадийского дворца-музея Л. И. Прокоповой. Она, в частности, отмечает, что в тот период Л. Шведе неоднократно приезжал в царское имение в Крыму, а «во время пребывания в Царском Селе между ним, Строителем дворца Н. П. Красновым и управляющим имением В. Н. Качаловым велась переписка, касающаяся разных вопросов по электрическому освещению». Чрезвычайно занятным кажется с позиций сегодняшнего дня отношение Владимира Качалова, брата директора ЭТИ Николая Николаевича Качалова, к источникам постоянного и переменного тока, которое он выразил в письме Леопольду Шведе от 19.01.1912, обнаруженном нами в ГААРК: «… Очень жалею, что Вы так энергично протестуете против устройства аккумуляторной батареи… электрический свет переменного тока прямо от машин представляется для меня прямо отвратительным, и я удивляюсь, что по этому поводу до сих пор не поступало никаких неудовольствий и жалоб официального характера, но лично мне многие служащие при Дворе и у нас в имении жаловались неоднократно на мигание, дрожание и вообще неравномерность освещения. На себе самом я замечал, что после часа работы в Ливадии глаза страшно утомляются. Я знаю, что аккумуляторная батарея требует за собой большого ухода и скоро изнашивается, но тем не менее я продолжаю настаивать и прошу Вас не противодействовать устройству этой батареи для дворца и свитских домов, так как считаю, что при миллионных затратах на Ливадию было бы грешно поскупиться на расход в 15–20 тыс. руб., чтобы дать здоровое и надежное освещение для Державного Хозяина и Его семьи». …. По итогам работ по электрификации Ливадии основные их участники — Л. Шведе, Г. Гущин, Е. Красных, Г. Шпигель, Н. Легович — получили награды.»  

              В 1940 г. Леопольд Романович вместе с семьей переехал в Германию (были видно у него основательные подозрения, что раз большевики его не расстреляли в 1917 году как зама Любовича, то в следующий раз, так уже точно не повезет). И их ведь понять можно (большевиков то). Они бедняги по всей Расее матушке, все могилы и склепы разрыли золото да бриллианты ищущи, все церкви обчистили до нитки (от голода грят спасались… в России правда в голод и мор наоборот в церкви, богу жертвовали, чтоб от напасти спас) а энтого гада, сатрап такими подарками одаривал! Фабержееее! 


            Умер Леопольд Романович, бедолага в 1950 г. и был похоронен в Баварии. Его потомки помнили, что Леопольд Романович часто сетовал, что ему «моряку российского флота, рожденному в Кронштадте» не хотелось «гнить в баварской деревушке». В год празднования 300-летия Царского Села, по инициативе семьи Леопольда Романовича, главным образом его внучки Светланы Александровны Герич, прах инженера Л.Р. Шведе и его жены Капитолины Ивановны был перенесен на Казанское кладбище Царского Села, и 24 августа 2010 г. перезахоронен.  

Светлана Александровна Герич с портретом деда. США, округ Коламбиа. 2016 г.
Светлана Александровна Герич с портретом деда. США, округ Коламбиа. 2016 г.

             На церемонии присутствовали члены семьи Шведе, сотрудники Историко-литературного музея города Пушкина и районной газеты, заупокойное молебствие отслужил священник храма Святителя Николая Чудотворца, отец Владимир Чурашов. Внучка Леопольда Романовича Светлана Александровна Герич вспоминает: «…Дедушка Леопольд Романович Шведе окончил Мореходное училище, участвовал в русско-японской войне. Он хорошо знал языки, прекрасно рисовал. Чудно играл на виолончели. (Заметьте, оба брата были удивительно музыкальны, Иван — рояль, скрипка, Леопольд — вилоончель! — прим. В.Н.). Дедушка построил первую электростанцию в Царском Селе и провёл электричество во дворцах. Ещё сделал фонари на улицах — осветил город. Когда мигало электричество, император улыбался: «Вот Шведе мигает». Дед заведовал водопроводом, электростанцией, очистными сооружениями, проектировал и строил все инженерные городские сооружения Царского Села, дворцов и гарнизона. Приложил много усилий для того, чтобы Царское Село превратилось в самый чистый город России, который не знал эпидемий и где в начале XX века была самая низкая детская смертность. Из водопровода можно было пить даже младенцу. Электростанция эта ещё работает. Я туда пришла, когда приезжала в Россию, хотела посмотреть. Меня сначала не пускали. Я прошу: «Пустите меня, пожалуйста, посмотреть — мой дедушка эту электростанцию построил». — «Ну да, рассказывай! Чем ты это докажешь?!» А я отвечаю: «У меня есть альбом, который моя мама сама сделала в Царском Селе. Вот здесь есть даже фотография сторожа». А там был сторож Кривка, который держал четыре пары голубей, таких красивых, розовых, с хохолками, совсем ручных. Они жили в маленьком голубятнике. Наследник приходил кормить их. А хлеб брали с кухни нашей семьи. Сторож сидел в будке, нарезал сухарики для голубей. Наследник приходит и просит: «Кривка, дай хлебушка, я хочу покормить голубей». Он кормил голубей и сам ел сухарики. Потом спрашивал: «Папа, почему у Кривки хлеб вкуснее нашего?» Император попросил узнать, в какой пекарне Шведе заказывают хлеб. Оказалось, пекарня какого-то кавалерийского полка. Послали почётную грамоту пекарю — он остался страшно доволен. Дедушка в конце жизни ослеп, и я его водила за руку гулять. Он звал меня «Светлячок». Говорил: «Пойдём, Светлячок, гулять, а то воздуха мало мне, всё сижу в кресле». …Дедушка был крещён в Лютеранской церкви. Как-то он пришёл с невестой к святому праведному Иоанну Кронштадтскому и сказал, что хочет креститься в Православие. И отец Иоанн ответил ему: «Я тебя каждое воскресенье вижу у себя в храме, какой же ты лютеранин?» Потом отец Иоанн венчал дедушку с бабушкой и подарил им свою фотографию, на которой он ещё иерей. Фотография чудотворная. Мы её даём больным приложиться. Когда мой папа тяжело болел — рак поджелудочной, — у него были страшные боли. Морфий не помогал. И тогда он брал фотографию — и боль отпускала, он не страдал. ….Дедушка и бабушка растили трёх дочерей и двух сыновей. Император Николай II стал крёстным их сына Владимира (примечательно, что Владимир дожил до 100 лет), а императрица Александра Фёдоровна — крёстной их дочери Музы. Муза Леопольдовна — это моя мама. Она родилась в 1899 году, прожила 91 год. У меня есть яичко фарфоровое, которое нам подарила императрица на Пасху. Есть икона, которую подарил император дедушке за то, что он провёл электричество в Царском Селе. …. В 1917 году старший сын моей бабушки, Дмитрий, офицер, шёл по аллее в парке Царского Села вместе с женой — они были женаты всего три месяца. Революционеры расстреляли его в упор на глазах у жены. Она позвонила бабушке и сказала: «Не ходите на похороны, они хотят застрелить Леопольда Романовича на похоронах». У дедушки случился инфаркт, он лежал без сознания. Его переодели в кучера, чтобы на него не обращали внимания, сами одели одежду прислуги, и все поехали на вокзал: бабушка Капитолина, бабушка Клавдия, мама, только что окончившая Мариинскую гимназию, её брат Владимир. Маме было 17 лет, брату 18. Старшие сёстры были замужем, они не смогли уехать — их не выпустили власти. Дедушка без сознания ехал в лазаретном вагоне. Уехали тайно в Литву, (в Лелайцы — прим. В.Н.), где когда-то купили поместье, — и остались живы. (Там же в Лелайцах, купил поместье и брат Иван — прим. В.Н.). А заместитель дедушки, Любович, был расстрелян без суда и следствия. С собой взяли икону Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость». Красные при обыске поднимали шомполами серебряный оклад иконы — искали драгоценности. Икона потом вся почернела. Бабушка завещала её мне, потому что я единственная из её внучек говорила по-русски и знала все молитвы. …»  (С огромной благодарностью за использованные мной материалы: Ольга Рожнёва. «Я когда-то с Россией простился… Посвящается памяти всех русских изгнанников.» http://www.pravoslavie.ru/92857.html»).  

              Изучая внимательно архив Ольги Ивановны, я сразу заинтересовался историей жизни, брата ее отца и лишь дойдя, до его последних лет, я понял, в чем же загадка! В воспоминаниях Ольги периода 1941-1945 годов, проскальзывают сведения об уничтожении некоторых записей, да это видно и по самим дневникам. В них местами, просто напросто вырезано по пять, десять, а то и более страниц. К приходу советской армии в Литву, Ольга просто – напросто избавлялась от всего, что могло ее погубить. А уж дядя, живущий в Баварии, да еще служивший  начальником технической службы Царскосельского Дворцового правления при «сатрапе» был более чем подходящей причиной для ареста. И ведь переписка наверняка была, поздравления, фотографии и прочее… Ни одной фотографии Леопольда Романовича и ни одного письма или открытки в архиве Ольги Шведе не сохранилось. Родной ведь дядя, и так провинился! Потом придут другие, незнающие чести…. Как писала Ольга в своих дневниках, «грязная лапа»… Осталось лишь несколько фотографий с Капитолиной Ивановной. К сожалению и Светлана Александровна Герич, о семье брата своего дедушки не упоминает ничего.

К.И.Шведе, ур.Трапезникова. Ок. 1900г.
К.И.Шведе, ур.Трапезникова. Ок. 1900г.

На следующих фото К.И.Шведе (Трапезникова), в Паланге в конце 1920х.  

Слева-направо: К.И.Шведе(Трапезникова), А.Ф.Шведе(Брошкевич) и О.И.Шведе-Дубенецкенне-Калпокене. Кон. 1930х.
Слева-направо: К.И.Шведе(Трапезникова), А.Ф.Шведе(Брошкевич) и О.И.Шведе-Дубенецкенне-Калпокене. Кон. 1930х.
К.И.Шведе(Трапезникова), «тетя Капа». Паланга. Кон. 1930х.
К.И.Шведе(Трапезникова), «тетя Капа». Паланга. Кон. 1930х.
К.И.Шведе (Трапезникова) и А.Ф.Шведе (Брошкевич). Паланга. Кон. 1930х.
К.И.Шведе (Трапезникова) и А.Ф.Шведе (Брошкевич). Паланга. Кон. 1930х.

Сравнительные портреты ниже, говорят лишь о том, что время и испытания не щадят никого и ничего...  


ПРОДОЛЖЕНИЕ  БУДЕТЪ.  ИСКРЕННЕ ВАШ  ВЛАДИМИР Н.

©Edmondas Kelmickas

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic