brodiaga64

Category:

4. УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ОЛЕНЬКИ ШВЕДЕ РАССКАЗАННАЯ ЕЙ САМОЙ…

                                               ЧАСТЬ I (прод. III)

              Судьбе Ольги Ивановны Шведе-Дубенецкене-Калпокене (15.05.1885, СПб – 08.09.1967, Каунас), она стоит крайняя слева, посвящено настоящее долгое повествование. О гимназии, которую она заканчивала в ее дневниках сведений никаких нет, как и том, где училась Лиденька Брюллова. М.Э.Шаскольская в своем очерке «Лидия Павловна Брюллова» пишет:  «Старшие сестры <Брюлловы> (Любовь и Елена) окончили Василеостровскую женскую гимназию, и надо предполагать, что Лидия Брюллова окончила ее же. Эту же гимназию окончила Лиля (Елизавета) Дмитриева». Я мог только предполагать, что Ольга Ивановна также оканчивала Петербургскую Василеостровскую женскую казенную гимназию, отсюда пошла их длительная и преданная дружба. И вот, перебирая старые карандашные черновики Ольги Ивановны, для различных анкет в советское время, я нахожу, что училась она все-таки, в Васильевской казенной женской гимназии…

Черновик автобиографии О.И. Шведе.
Черновик автобиографии О.И. Шведе.

В той же справке на мое имя из ЦГИА СПб, за №1944/Т, сообщается: «В документах архивного фонда Василеостровской женской гимназии в деле со списками учениц гимназии за 1896/97 учебный год по классам и в деле с ведомостью об успехах учениц и копиями аттестатов за 1903 год, имеются следующие сведения об Ольге Ивановне Шведе:

Ольга Ивановна Шведе, 1885 года рождения, дочь коллежского советника. 

В 1896 году поступила в Василеостровскую женскую гимназию

В мае (число не указано) 1903 года получила аттестат об окончании курса наук

Проживала по адресу (на 1896 год): Санкт-Петербург, Васильевский остров, Большой пр., д.5, кв. 10.

Основание: Ф. 149. Оп. 1. Д. 707. Л.10 об., 25 об.; Д. 881. Л. 66.

Так легко, у меня стало на душе... А то ведь прибалтийские исследователи уже открыто задаются вопросом, а окончила ли вообще Ольга Ивановна какую-нибудь гимназию? Странно, но так и хочется задать вопрос... А почему, надо идти вперед от отрицания? Разве это единственный путь? Не лучше ли подвергнуть глубокому искусствоведческому анализу ее работы, особенно театральные постановки, и дать нам подводящую окончательный итог творческому пути художника информацию.

Есть, еще одна «тайна», в ее биографии, которая была мною разгадана. На российских ресурсах, год ее рождения указывается как 1885-й, а в Литве, Оленька, указывает год своего рождения 1891-й. Снова привожу выдержку из формулярного списка (РГИА) статского советника (с 26.05.1905)  Ивана Шведе, делопроизводителя отдела Управления железных дорог МПС: «ДЕТИ:  .....Дочери: Ольга. 15.05.1885; ....» Пусть глубокоуважаемая Ольга Ивановна (как писал ей друг Шаляпина Кипрас Петраускас), меня не обессудит! Простим ей это! Ведь жена богемного Владаса Дубенецкиса, была и сама богемой, «дорогая птичка», как он ее называл, трудно расставалась с молодостью, вдохновением и сонмом поклонников у ее «царственного трона»… Ну и откинула себе, годков несколько, не скупясь… Кстати, первым это сделал ее муж Владимир Дубенецкий, так что вполне возможно Оленька последовала его совету (это для любителей зазеркалья). На совместных фотографиях с Лиденькой Брюлловой —  Оленька, выглядит даже старше, но уж точно не младше! Да и пятилетний срок разницы для столь близкой девичьей дружбы нонсенс. Вот они! Слева Лиденька, справа Оленька.  

Л.П.Брюллова (слева) и О.И.Шведе (справа). Нач. 1900х.
Л.П.Брюллова (слева) и О.И.Шведе (справа). Нач. 1900х.

Кстати (снова для любителей зазеркалья), сообщу, что и Оленька и Дубенецкий были не одиноки в своих стремлениях «помолодеть». Грешила этим и очаровательная Айседора Дункан, которая для брака с Есениным уменьшила свой возраст, —  аж на 8 лет! Вот полюбуйтесь на документик...

Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина.
Фото предоставлено Московским государственным музеем Сергея Есенина.

             Упоминаемая мною уже М.Э.Шаскольская в своем очерке «Лидия Павловна Брюллова» пишет: «По документам считается, что Лидия Павловна Владимирова, урожденная Брюллова, родилась в 1886 году в г. Белёве Тульской области. Означает это, скорее всего, что родилась она в имении Иваново, Белёвского уезда.» А вот третью красавицу, сфотографированную с ними на следующей фотографии (она крайняя слева), я пока не определил, может быть, кто ни будь из уважаемых читателей, мне в этом поможет.

Слева - направо: неизвестная, О.И.Шведе и Л.П.Брюллова. Нач. 1900х.
Слева - направо: неизвестная, О.И.Шведе и Л.П.Брюллова. Нач. 1900х.

Слева - направо: неизвестная, О.И.Шведе и Л.П.Брюллова. Начало 1900-х.

И вот перечитывая внимательно (в который раз) дневники нашей героини, в короткой записи за 1954 год названной «Неповторимый цветок», Ольга Ивановна пишет: Я часто видела во сне и Большой проспект, и дом, в котором мы жили семьей 15 лет, и этот садик перед домом, где росли 3 больших дуба. Почему-то всегда помню их осеннюю ржавую листву, и падающие желуди, и этот деревянный забор, и беседку в углу… И себя помню: сорванца-девчонку, играющую с дворовыми мальчишками в казаки-разбойники… И уже юною девушкой, влюбленной впервые… И своего брата Костю, уже гимназистом старшего класса, как он преподнес букет ландышей молодой немке Элле с большими голубыми глазами, она жила в том же доме. И как со своей незабвенной подругой Лиденькой ходили вместе в гимназию, предавались разным шалостям и приключениям. Помню слова Данте: «Самый несчастный человек тот, который видит свое отечество только во сне». 

           Но, начинался жизненный путь нашей героини все-таки с детства, с младенчества, точнее сказать…

           На детских фотографиях, это крепкий, ухоженный и пышущий здоровьем малыш.

          А вот, на фото гимназического периода, это уже милая, созревающая, юная красавица с затуманенным и полным надежд взглядом и душой впитавшей все лучшее от Байрона до Бальмонта от Блока до Северянина (всех перечисленных она любила)...

             А вот на каникулах в отцовском имении Лелайцы, видно, что созревание это уже вполне оформилось в настоящую и цветущую нимфу!  

Сама она видела себя в ранней юности такой!

             На следующем фото, она в форме студента Императорского университета (очевидно с «барского плеча» брата Кости).

О.И.Шведе. Ок. 1902 г.
О.И.Шведе. Ок. 1902 г.

О.И.Шведе. Ок. 1902 г.

           С началом ее занятий живописью, балетом, декоративным исскусством образ нашей героини стал приобретать романтический и скорее даже поэтический характер, впрочем, судите сами…

             Об одном остается жалеть, что все эти чудные фотографии были приклеены на страницах альбома-дневника, а затем были вырезаны, и драгоценный текст во многом утерян…

О.И.Шведе. Ок. 1910 г.
О.И.Шведе. Ок. 1910 г.

О.И.Шведе. Ок. 1910 г.

Оборот фото.
Оборот фото.

Оборот фото.

В моем воображении, это образ нимфы, образ поэтический, пророческий…

Оборот фото.
Оборот фото.

                В глубоких бороздах ладони

Читаю жизни письмена:

В них путь к Мистической Короне

И плоти мертвой глубина.

В кольце зловещего Сатурна

С моей судьбой сплелась любовь…

Какой уронит жребий урна,

Какой стрелой зажжется кровь.  (Черубина де Габриак)

              Лучше не скажешь! Ко времени ее учебы в Академии, образ обретает свою романтическую завершенность.  

             Мольберты за спиной, стакан вина! Все эти Дмитриевы-Кавказские, Рубо, Воронцовы (учился с ней живописи), были еще те искуссники…  

О.И.Шведе в студии живописи Дмитриева-Кавказского. Ок. 1905г.
О.И.Шведе в студии живописи Дмитриева-Кавказского. Ок. 1905г.

О.И.Шведе в студии живописи Дмитриева-Кавказского. Ок. 1905г. 

                Смерть и Время царят на земле.

Ты владыками их не зови.

Все, кружась, исчезает во мгле.

Неподвижно лишь Солнце Любви. (Владимир Соловьев).

Творческий эксперимент Ольги со своей фотографией...
Творческий эксперимент Ольги со своей фотографией...

Творческий эксперимент Ольги со своей фотографией...

             Сестра Татьяна (09 ст.ст./22 н.с.11.1896, СПб – 1943, Ленинград), или любимая сестренка Таня, она изображена Ольгой на многих акварелях и рисунках, сохранившихся в архиве Ольги. Умерла от голода в блокадном Ленинграде. Фото ее, также сохранились, она жила перед войной в запущенном, грязном Павловске-Слуцке и переписывалась с Ольгой почти до самой войны, получала от нее посылки, деньги… Об этой трагедии, еще речь впереди! Дата ее рождения, известна из формулярного списка Ивана Романовича Шведе и из ее письма следующего содержания: «19.02.1933г. Дорогая Оленька! Послала я 6 или 5 ноября тебе и маме письма с своими рисуночками, и от мамы давно уже получила ответ, а от тебя еще нет. Неужели ты не получила? Твое последнее письмо было от 13 октября, я послала после этого тебе два. А от тебя нет ничего. Всели благополучно, здорова ли ты, моя милая? Напиши о себе. В тех письмах. Я написала и адрес для перевода на Торгсин. Теперь страдаю бессонницей: все прикидываю, сколько и каких продуктов я взяла бы там… и засыпаю. Вижу бутерброды, кашу с маслом и чай с сахаром. Если ты что ни будь выслала, напиши пожалуйста, я тогда появлюсь там. Как раз, мне день рожденья, 22-го и я, может быть испеку кренделек из твоей муки и буду вспоминать Тиадзю, подарившую мне куклу в желтом платье. Ведь мне стукнет уже тридцать семь!» В ответ на мой запрос ЦГИА СПб, в справке за №1944/Т сообщает: «Сообщаем, что в документах архивного фонда Василеостровской женской гимназиив делах со списками учениц по классам за 1907, 1910, 1912, 1913 годы и в делах с ведомостями об успехах и документами об окончивших за 1913 - 1916 годы сведений о Татьяне Ивановне Шведе не имеется».  Чтож, будем думать и искать дальше... Самую раннюю  ее фотографию, я получил совсем недавно от уважаемого искусствоведа, профессора Рамуте Рахлевичуте, за что я ее искренне и с удовольствием благодарю. 

             Таня Шведе. Ок. 1902 г. Ей 5-6 лет.
Таня Шведе. Ок. 1902 г. Ей 5-6 лет.

Остальные фото, из архива Ольги Ивановны Дубенецкене-Калпокене, хранящегося в собрании Э.Кельмицкаса. 

Таня Шведе. Ок. 1905 г.
Таня Шведе. Ок. 1905 г.

Таня Шведе. Ок. 1905 г.

          Их эпистолярное наследие, как Тани, так и Ольги, еще ждет своего тщательного прочтения и исследования (дал бы господь сил и времени...).

Оленька и Таня Шведе. Конец 1910х.
Оленька и Таня Шведе. Конец 1910х.

Оленька и Таня Шведе. Нач. 1910х.

Ну а уж «История двух экземпляров», она-то перед нами!

             «Танечка, хочешь с нами гулять?» -  спрашивает Оленька, надевая после завтрака пелерину. «Хочу», - говорит Таня и бежит спрашиваться у мамаши. Мамаша дает разрешение, и они строем шествуют к Клингенспору. «Тадичка, ини боя билая!» - говорит Лиденька, изыскавшая новый способ произношения <в нос>. У Клингенспора целые ряды соблазнительных пирожных. Оленька рыщет глазами, и видит свои любимые с абрикосом. Лиденька выбирает с абрикосом. Танечке хочется «писточного», но благоразумная Оленька дает ей Буше. «Вот это верно вкусное», - тычет Оленька в яблочное. «А микано у вас дет?», - говорит Лиденька. «Сейчас нет!» - «Так вот это», - и она берет шоколадное.

            В нетерпении опять летят в парк искать уединенную скамейку, дабы съесть пирожные. Сначала Оленька упрекала Лиденьку в жадности, а сама потом, едва дождалась скамейки, и они уплетали пирожные. Оленька пошла их запивать, водой из грязной речки, несмотря на уговоры Лиденьки….».

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.
О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

Танечка везде, где надо показать эдакую, любимую куколку… Милое дитя, мамину

Слева-направо: Оленька, Таня Шведе, Лиденька Брюллова. Конец 1910х.
Слева-направо: Оленька, Таня Шведе, Лиденька Брюллова. Конец 1910х.

Слева-направо: Оленька, Таня Шведе, Лиденька Брюллова. Конец 1910х.

доченьку, любимую сестричку….

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.
О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

С ней гуляет мама… В дневнике, наши Оленька и Лиденька, «взрослые и независимые» девочки называют ее мамаша…

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.
О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

С ней Оленька радостно встречает свою любимую подругу Лиденьку, и это тут же находит отражение в акварели….

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.
О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

О.И.Шведе. Акварель. 1910е гг.

На следующей акварели, Танечка уже начинает засматриваться в зеркало...

Акв. О.И.Шведе. Ок. 1910 г.
Акв. О.И.Шведе. Ок. 1910 г.

                Ее изображений на акварелях Оленьки и Лиденьки, так сказать в анфас нет, кроме одной, это уже ближе к мировой войне. Предоставляю ее не как дополнение к иконографии, а просто как еще одно творение наших талантливых героинь.  

Таня, тоже рисовала в детстве, сначала неуверенно…

Акв. Тани Шведе. 1905г.
Акв. Тани Шведе. 1905г.

Акв. Тани Шведе. 1905г.

Затем, начали появляться уже более понятные, шаржированные изображения…

Акв. Тани Шведе. Кон. 1910х.
Акв. Тани Шведе. Кон. 1910х.

Акв. Тани Шведе. Кон. 1910х.

Например, любимая кошка «Молли» (из письма Оленьке в Каунас в 1931г.).

Рис. Т.И.Шведе. 1931г.
Рис. Т.И.Шведе. 1931г.

Рис. Т.И.Шведе. 1931г.

Но, ее последним, известным произведением является предвоенный автопортрет пером…

Рис. пером Т.И.Шведе. Кон. 1930х.
Рис. пером Т.И.Шведе. Кон. 1930х.

Рис. пером Т.И.Шведе. Кон. 1930х.

            На нем, уже потрепанная жизнью женщина, перенесшая многочисленные болезни и пережившая трагедии происходящих вокруг классовых чисток, выселений, уплотнений и первых пятилеток. Она с грустью констатирует, — «это я!».   

            Думаю, что с грустью вспоминала Таня свой приезд в Литву в 1927 году, где муж сестры Ольги, известный художник  Пятрас Калпокас написал ее портрет. На нем, удивительная красавица, с косой и загадочным взглядом, словно русалка, вышедшая из воды, предстает перед нами. И взгляд, и наклон головы и шея и очертания глаз и губ, все как на гениальных полотнах великих итальянских художников прошлого…

П.Калпокас. Портрет Т.И.Шведе. 1927г.
П.Калпокас. Портрет Т.И.Шведе. 1927г.

            Талантливый портретист был Калпокас, все увидел, и красоту и тайную грусть, и съедающий страх за грядущее трагическое будущее и его роковую неизбежность....

В своем дневнике «Гибель Эллады» 30 января 1943 года, Ольга мерзнущая в холодном, окруженном войной Каунасе, с тоской вспоминает: 

          «Последнее время я часто думаю о своей юности и о сестре Тане (Жива ли?). (Между строк более поздняя приписка карандашом: нет, нет – она уже умерла в это время от голода во время осады Ленинграда). Вот дача, а около палисадник и в нем 3 старых высоких березы… Клумбы, флокус, левкой (мамаша любила эти цветы), гелиотрон, табак и много анютиных глазок, незабудки, маргаритки… а в середине клумбы серебряный стеклянный шар… В садике сыро. Мы с Таней гуляем обнявшись. Сестричка Таня в голубом платье, ей 10 лет, на голове бант, волосы рыже-золотистые распущены… Мама выходит на крылечко, зовет шоколадника…

           И так хорошо, необыкновенно хорошо с мамой и Таней… Так давно это было, а ярко, как будто и недавно. И сердце щемит от воспоминаний… Я так одинока! И больше нет мамы, а может быть и Тани, нет многих из нашей большой семьи, около меня чужие люди. И почти все умерли.

           … «И все они умерли, умерли!» …      (Тургенев)

Холодно сердцу, холодно! ... Кажется так бы хорошо поплакать, а слез нет!

«Мне хочется снова дрожащей качели,

В той липовой роще, в деревне родной…» (К.Бальмонт)

Ах, как грустно, грустно… И как страшно жить! Чего-то ждешь… Хотя хорошего нечего ждать… Тревожно в душе. Таня, бедная Таня! А мамочка наша спит вечным сном, и у нее такая запущенная могилка, и я раз в год прихожу навестить. Прости, мамочка, нерадивую дочь!»

            А им, Оленьке и Танечке было с чем сравнивать! До революции, папенька Иван Романович, будучи еще Титулярным Советником зарабатывал не много ни мало а 6000 тыщь рублёв в год. Видно это по проклятому формулярному списку, в котором в то время тоже, ничего не скрывалось… Так ведь ТС, это всего лишь – штабс-капитан, в переводе на военный чин, а ведь дослужился он впоследствии и до Действительного Статского Советника – генерал-майора!  

Страница из Формулярного списка И.Р.Шведе.
Страница из Формулярного списка И.Р.Шведе.

Казалось бы, и живи себе, ан нет, еще и бонусы платили!

Страница из Формулярного списка И.Р.Шведе.
Страница из Формулярного списка И.Р.Шведе.

           И не, сколько то, там! Тыщчу рублев! В неволе жили… Как писала Анна Андреевна Ахматова: «Дам дворнику три рубля, пошлю в участок паспорт заграничный выправить, он через два часа возвращается с паспортом и маслеными как у кота глазами! Полтину ждет на выпивку.»  Жисть… Вот потому то, мы русские и сделали перевод Карла Маркса на русский язык первыми!

             Но Иван Робертович, деньги зарабатывать умел и смекалка у него была! Посмотрев на послереволюционный бардак, воспользовался он своим происхождением курляндским и уехал c Антониной Феликсовной от греха в Латвию, выправив тамошнее гражданство. Случилось это, похоже, в студеную зиму 1922 - 1923 гг., о чем свидетельствует разрешение на вывоз личного документа Антонины Феликсовны, «Аттестата об окончании Московской 3-й гимназии». Печать поставлена, прямо на оригинал документа, и на ней значится: Препятствий к вывозу сего документа за границу со стороны Петрогубсовнарсуда (у потомков просто, мозги расплавятся от попытки понять, что же это такое) не ВСТРЕЧАЕТСЯ. Печать, Петроградского губернского совета…. Завотделом /Подпись/; Секретарь /Подпись, И.Бобров/. 22.10.22 г.  

Оборот листа из аттестата об окончании гимназии А.Ф. Брошкевич.
Оборот листа из аттестата об окончании гимназии А.Ф. Брошкевич.
Лист из аттестата об окончании гимназии А.Ф. Брошкевич.
Лист из аттестата об окончании гимназии А.Ф. Брошкевич.
Лист из аттестата об окончании гимназии А.Ф. Брошкевич.
Лист из аттестата об окончании гимназии А.Ф. Брошкевич.

            Жили они, то в Риге, то в своем маленьком имении Лелайцы, Мажейкяйского уезда в Литве (главное, что вдалеке от Петрогубсовнарсуда). Границы то, в предвоенных Литве и в Латвии были всегда, но для обычных законопослушных людей надо было соколиное зрение и большущий фонарь, чтобы их заметить. Так и жил наш Иван Романович с супругой Антониной Феликсовной, то в Латвии (Риге), то в Литве, заезжали они и к Ольге в Каунас, не богато он, конечно, жил (чай не царизм), до самой смерти своей в 1933 году от склероза сердца. Таня Шведе писала Ольге в Каунас по этому поводу: «16 дек. 1933г. Дорогая моя Оленька! Ты конечно уже знаешь, о кончине нашего дорогого папочки и горюешь, как и я. Бедный наш старенький папа!  Не разрешили-таки, ему высылать пенсию, у него там же в Риге случился припадок, и эта поездка, доконала его. Были ли у него раньше такие припадки или нет? Лучше бы ему уж не ездить было. Мне так горько и обидно, что так и не повидала больше его и проститься не смогла, и похоронить не могу. Быть около бедной осиротевшей мамочки, которая теперь чувствует себя одинокой и так нуждается в поддержке и утешении своих детей. Ездила ли ты на похороны, или к маме, не думаешь ли поехать? Я думаю, ей одной очень тяжело, особенно первое время, хотя она и окружена заботливыми родными, но все же я думаю, что твое присутствие подбодрило бы ее, а то не случилось бы чего с ней от расстройства. У нее сердце ведь тоже слабое и старое. … Временами, мне не верится, что папы нет, но передо мной мамино письмо и я горько плачу и молюсь за упокой его души. Я верю, что мы там увидимся. Только что, я собралась ответить ему на поздравление, которое получила 1-го декабря*, в день его смерти, вместе с маминым, и твое тогда же пришло. Но даже, если бы я в тот же день ответила, конечно он не получил бы его. Почерк у него совсем другой, видно, что трудно было писать больной рукой…» В другом письме от 22.02.1934 г., Таня пишет: «..Когда будешь, может быть летом в Лелайцах, сними папину могилку, и пришли мне…» 

          Нашел я на картах эти Lelaičių dvaras и понял, надо срочно ехать. Место глухое, недалеко от литовско-латвийской границы, а вдруг, еще живы те, кто помнит от родителей, что жили там, когда то Иван и Антонина Шведе, а может и Леопольд с Капитолиной и быть может покажут его могилу.  

*Согласно выписки из метрической книги за 1933 год И.Р.Шведе умер 1 декабря.

P.S. К сожалению, по возвращении моем из командировки, уже во всю свирепствовал корона-вирус и поездка в Lelaičių dvaras пока не состоялась.

Копия выписки из метрической книги о смерти Ивана Романовича Шведе.
Копия выписки из метрической книги о смерти Ивана Романовича Шведе.


ПРОДОЛЖЕНИЕ  БУДЕТЪ.  ИСКРЕННЕ ВАШ  ВЛАДИМИР Н.

©Edmondas Kelmickas                                     



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic