brodiaga64

Categories:

6. УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ОЛЕНЬКИ ШВЕДЕ РАССКАЗАННАЯ ЕЙ САМОЙ…

                                                   ЧАСТЬ III.   

                                                                Моему другу поэту Эдмондасу Кельмицкасу

                                                                в память 40-летия нашей дружбы, посвящаю!  


Но, о них, т.е. дневниках, это уже другая история… Еще рано… Вернемся к Бальмонту, чтобы так сказать – подвести черту! 

              Перу Константина Дмитриевича Бальмонта, самого яркого русского поэта «серебряного века», принадлежит невероятное количество литературных произведений. По весьма и весьма, предварительным данным, Бальмонт оставил после себя одних только переводов около 40 объемных томов, 35 томов стихов, 20 книг художественной прозы, десятки томов со статьями об искусстве, этнографии, истории. Еще добрый десяток томов составляет его эпистолярное наследие. И еще пару томов - записные книжки. Сделанного им достало бы не на одну человеческую жизнь, а на целую литературу небольшого народа. Писал, как дышал! Фантастически много! Сочинял стихи даже во сне: клал около постели бумагу и карандаш, а утром просыпался с готовым стихотворением. Или даже несколькими... За один только 1921 год - тяжелейший, голодный год - у него вышло шесть книг стихотворений! Я думаю, для нашей Ольги это было неплохим примером!  Бальмонт так комментировал «свалившуюся» на него славу: «У каждой души есть множество ликов, в каждом человеке скрыто множество людей, и многие из этих людей, образующих одного человека, должны быть безжалостно ввергнуты в огонь. Нужно быть беспощадным к себе. Только тогда можно достичь чего-нибудь». Бальмонт простой, сильный и искренний – это настоящий русский поэт:

Я ненавижу человечество,

Я от него бегу спеша.

Мое единое отечество –

Моя пустынная душа.

             Другим духовным кумиром, не только Ольги, но и всего, поколения эпохи «серебряного века», был талантливый и знаменитый Вячеслав  Иванович Иванов (1866- 1949). Поэт - символист,  философ,  переводчик  и драматург,  литературный  критик, педагог, идеолог символизма, исследователь дионисийства. Одна из ключевых и наиболее авторитетных фигур Серебряного века. Авторитетные источники указывают:  Вячеслав Иванов получил образование филолога и историка, окончил Берлинский университет, в котором посещал семинары О. Гиршфельда и Т. Моммзена, но не защитил докторской диссертации. В 1894 году познакомился с Лидией Зиновьевой-Аннибал, с которой в 1899 году вступил в брак. Первые стихотворения были опубликованы в 1898 году по рекомендации В. С. Соловьёва, но остались незамеченными. Благодаря знакомству в Париже с В. Я. Брюсовым, в начале XX века Иванов был принят в круг символистов. В 1905 году Иванов с женой переехал в Петербург, где их квартира (так называемая «Башня») стала одним из главных интеллектуальных центров России. В 1909 году основал «Поэтическую академию» (впоследствии «Общество ревнителей художественного слова»). Запомните это слово – «Башня»! Вот, там то, сначала Лиля Дмитриева (Черубина де Габриак), затем Лиденька Брюллова и узнали неистового Вячеслава!

Вячеслав Иванов. Рис. О.И.Шведе-Дубенецкене-Калпокене. 1910е.
Вячеслав Иванов. Рис. О.И.Шведе-Дубенецкене-Калпокене. 1910е.

Это Вячеслав Иванов, портрет работы О.И.Шведе. Делался, он конечно по памяти, мэтр бы не стал позировать такой «пичуге» но, тем не менее, он получился. 

А это заветная «Башня».

На знаменитом портрете Константина Сомова, Вячеслав Иванов, более парадный, он позирует, у Ольги же, пойман миг, он вырван из пространства прошлого, он рядом и он с нами, словно собеседник…

Константин Сомов. Портрет Вячеслава Иванова. 1906 г.
Константин Сомов. Портрет Вячеслава Иванова. 1906 г.

              Во время встреч на «Башне», иногда появлялась полиция, делала обыски, происходили и смешные казусы:  Иоганнес фон Гюнтер, переводчик, поэт, будущий сотрудник журнала «Аполлон», весной 1908 года прожил около трех месяцев на «Башне», а на одной из «сред», по его собственному свидетельству, получил от незнакомой дамы презент в виде шкатулки с гашишем: «Бывали здесь… загадочные одинокие женщины, поднаторевшие в общении — одна из них даже хотела соблазнить меня гашишем, она подарила мне малахитовую шкатулочку, наполненную коричневатыми, словно медовыми, пилюлями». … 

            Философ и литератор Дмитрий Мережковский при разъезде после обыска на «Башне» не нашел своей бобровой шапки. По этому поводу, он напечатал в «Руле» язвительное открытое письмо министру внутренних дел: «Ваше превосходительство, где моя шапка?». Но, произошел большой конфуз, - шапка на другой день нашлась застрявшей за сундуком в передней. 

Вячеслав Иванов фигура весьма значительная в русской истории и культуре, и подробный рассказ о нем, уведет нас от канвы задуманного повествования…

              Следующей интересной фигурой из круга Оленькиных знакомств 1900-х годов, был Иван Дмитриевич Ермаков (1875-1942), психиатр и психоаналитик, художник и литературовед, деятель российского психоаналитического движения, участник многих художественных выставок. Он практикующий психиатр и аналитик, организатор и директор Государственного психоаналитического института, организатор и первый председатель Русского психоаналитического общества. При этом он личность, выросшая в Серебряный век, человек, увлеченный искусством и литературой, стремящийся к глубинному проникновению в суть творчества, романтичный и ироничный одновременно. Читая дневники Ольги Ивановны, воистину поражаешься широте ее знаний, кругозора, ее вдохновению в поисках путей творчества, ее мировоззрение далеко от мировоззрения светской женщины того времени, оно выше, оригинальнее! И лишь узнав и изучив ее окружение, круг общения, начинаешь понимать истоки

             Набросок портрета Ермакова, вполне возможно сделан Ольгой на одной из его лекций. Итак Ермаков… По окончании медицинского факультета Московского университета в 1902 году И.Д. Ермаков становится сотрудником Нервной клиники при университете, в которой работает под руководством В.К. Рота, В.П.Сербского. Участвует в русско-японской войне в прифронтовом госпитале. Летом 1913 года «во время моего пребывания в Цюрихе, – пишет Ермаков, – я имел возможность беседовать с проф. Вlеulеr’ом». Чуть позднее, чем его коллеги по Психиатрической клинике, Ермаков обращается к психоанализу. Он встречается с Блейлером сначала на конференции, а затем в цюрихской клинике и посредством великого психиатра знакомится с новейшими учениями Фрейда. Летом, вернувшись в Россию и представив результаты своих исследований, Ермаков определяет себя как последовательного и верного сторонника психоаналитической теории. Впоследствии, советское время, И.Д. Ермаков оставил психиатрическую проблематику в своем творчестве, сосредоточившись исключительно на приложении психоанализа к области литературоведения, искусства. Однако его взгляд и опыт клинициста оставались ядром, отправной точкой в анализе творческих проявлений человека. В 1910–20-е годы И.Д. Ермаков формулирует органический подход к психике, который становится для него действенным методом и методологической установкой в исследованиях. 

Ива́н Дми́триевич Ермако́в (1875-1942), психиатр, психолог, художник, литературовед, один из пионеров психоанализа в Советской России. Рисунок начала 1920х.
Ива́н Дми́триевич Ермако́в (1875-1942), психиатр, психолог, художник, литературовед, один из пионеров психоанализа в Советской России. Рисунок начала 1920х.

             Формулирование данного подхода и его применение представлено в самых разных по тематике работах того времени. Прежде всего, это работы, посвященные искусству и развитию ребенка. Так, несколько неопубликованных текстов раскрывают сущность органического подхода в применении, например, к анализу орнаментов греческих ваз и творчества Дюрера. Для И.Д. Ермакова, человека чрезвычайно разностороннего, эрудированного и интересовавшегося искусством с ранних лет, обращение к литературе, попытка исследовать творчество писателей в русле психоанализа были закономерными. В 1913–1915 годах – период, когда у него формируются психоаналитические интересы, – он обращается к анализу творчества Н.В. Гоголя. Он пишет работу «Психология творчества Гоголя», в которой затрагивает такие темы, как: болезнь Гоголя, значение отца и матери в его жизни, черты характера, двойственность, мечта и действительность, женское и, наконец, юмор Гоголя. В 1920-е годы он анализирует повести «Страшная месть», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», «Шинель», «Нос», «Записки сумасшедшего», роман «Мертвые души».

И.Д. Ермаков в своем рабочем кабинете.
И.Д. Ермаков в своем рабочем кабинете.

               И.Д. Ермаков как литературовед еще полностью не раскрыт даже в наше время, несмотря на то, что его основные тексты, посвященные анализу литературных произведений, уже опубликованы. В 1999 году издательство «Новое литературное обозрение» выпустило книгу «Психоанализ литературы: Пушкин. Гоголь. Достоевский», куда вошла ранее не публиковавшаяся работа Ермакова «Ф.М. Достоевский. Он и его произведения». Ее композиционное строение очень сильно напоминает композицию исследования о Гоголе. В ней И.Д. Ермаков затрагивает такие вопросы, как: болезнь Достоевского, его отец и мать, любовная жизнь, характер, двойственность, исповедь в творчестве, психоанализ у Достоевского. В 1919–1923 годах Ермаков был заведующим экскурсионным отделом на правах ученого хранителя Государственной Третьяковской галереи. С 1921 года состоял действительным членом Академии Художественных наук. В начале 1920-х он сотрудничал с Государственным институтом художественно-изобразительного воспитания (ГИХИВ, 1919–1921). По-видимому, в то же время – начало 1920-х годов – Ермаковым создается ряд теоретических текстов, посвященных психологии восприятия художественного творчества, психологии композиции картины, ряд текстов, в которых анализируется творчество выдающихся художников. К циклу теоретических работ по психологии картины относятся: «Правая и левая сторона картины» (1923?), «О принципах выразительности в изобразительном искусстве» (1923?), «Тактильное и гаптическое в композиции» (нач. 1920-х) «Значение угловых наклонов в картине» (нач. 1920-х), «О трех планах в картине» (нач. 1920-х) и др. В Архиве И.Д. Ермакова сохранились также обширные тексты, посвященные анализу творчества ряды русских художников: П. Федотова, А. Иванова, М. Врубеля. С Михаилом Врубелем И.Д. Ермаков был лично знаком, являясь, вероятно, одним из лечащих врачей во время пребывания Врубеля в Психиатрической клинике Московского университета. Сохранилась история болезни Врубеля, в которой записи велись коллегами Ермакова и частично им самим. Встреча с Врубелем, по-видимому, достаточно серьезно повлияла на взгляды И.Д. Ермакова. Сила страсти, выраженная в теме демона, противоборство сил света и тьмы, психология «поверженного» – один из ключевых моментов в творчестве Врубеля, что отмечает Ермаков, связывая это с известными ему фактами биографии художника. Говоря об эволюции автопортретов Врубеля, Ермаков пишет: «Интересны его автопортреты: сначала техника их заливная, вкусно-акварельная, а по мере развития таланта Врубеля она делается все строже и, наконец, в последних его автопортретах – в изломе линий, в тревоге пятен, в маскообразности лица – выражается такое предчувствие ужаса, грядущей душевной болезни, которое понятно не только специалисту, но и всякому, кто умеет пристально и вдумчиво вглядываться в человеческое лицо». Психология лица, механизмы отелеснивания фантастических переживаний в душе творца – вот что открывает для себя Ермаков в творчестве Врубеля. И.Д. Ермаков погиб в 1942 году в тюрьме, оказавшись там по ложному обвинению с августа 1941 года. (Источник, с благодарностью: ИВАН ДМИТРИЕВИЧ ЕРМАКОВ: КОНТУРЫ БИОГРАФИИ И ТВОРЧЕСТВА. Рождественский В.И., Сироткин С.Ф.). 

Рисунок И.Д. Ермакова.
Рисунок И.Д. Ермакова.

               Следующим героем, изображенным Ольгой Ивановной, является  Антон Станиславович Ястржембский (1884—1960) — русский живописец и график. Писал пейзажи и натюрморты. Все дело в том, что учился Антон Станиславович у горячо любимого ею А.Васнецова. Некоторые подробности его биографии:  «Родился в Москве. В 1905—1913 учился Московском училище живописи, ваяния и зодчества у А. Васнецова. В 1910 преподавал в Московском педагогическом институте, в 1919 — в студии живописи и рисования в Сокольниках. В 1922—1925 годах был членом объединения «Маковец», в 1929 — член Общества московских художников (ОМХ). Участвовал в художественных выставках начиная с 1904 года. В 1906 году участвовал в "Выставке картин молодых художников", организованной "Обществом имени Леонардо да Винчи". С 1910 участник выставок: «Союз молодежи», «Весенний салон», «Мир искусства». 

Антон Станиславович Ястржембский (1884—1960) — русский живописец и график. Рис. О.И.Шведе-Дубенецкене-Калпокене. 1920е.
Антон Станиславович Ястржембский (1884—1960) — русский живописец и график. Рис. О.И.Шведе-Дубенецкене-Калпокене. 1920е.

              В 1912 на выставке «Ослиный хвост» выставил "Этюд", а в 1913 на выставке «Мишень» — работу "Весна". В советское время участвовал в "5-й государственной выставке картин" в Москве в 1918-1919 годах, в 1-й и 3-й выставках объединения "Маковец" в Москве в 1922 и в 1925 годах соответственно; 2-й выставке "Общества московских художников" в 1929 году. 

«Маковец». 1921 год. На фотографии слева направо, в первом ряду (сидят): Е. Машкевич, И. Завьялов, К. Зефиров (в профиль); во втором ряду(сидят): К. Кадлубисский, А. Шевченко, С. Герасимов, Н. Чернышов; в третьем ряду: (сидят): В. Пестель, С. Романович, Н. Максимов, А. Решетов; в верхнем ряду (стоят): Т. Романович, Л. Жегин, Ястржембский, Н. Григорьев, И. Родионов.
«Маковец». 1921 год. На фотографии слева направо, в первом ряду (сидят): Е. Машкевич, И. Завьялов, К. Зефиров (в профиль); во втором ряду(сидят): К. Кадлубисский, А. Шевченко, С. Герасимов, Н. Чернышов; в третьем ряду: (сидят): В. Пестель, С. Романович, Н. Максимов, А. Решетов; в верхнем ряду (стоят): Т. Романович, Л. Жегин, Ястржембский, Н. Григорьев, И. Родионов.

Работал в Нижнем Новгороде - 1922-1937 (по другим сведениям начал работать в Нижнем Новгороде в ГСХМ (государственных свободных художественных мастерских) ещё в 1921 году). Член Союза художников России с 1933 года. Участник художественных выставок: "5-я государственная выставка картин" (Москва, 1918-1919) художников 4-х областей РСФСР (Москва, 1936). В 1922 — 1934 — заведующий художественным отделом Историко-революционного музея. В 1934 — 1937 — директор Нижегородского художественного музея. В 1922-1924 являлся директором Нижегородского художественного техникума. В 1938—1941 и 1943—1958 преподавал в Московском текстильном институте. Умер в Москве». Несомненно даровитый художник, не сумевший войти в художественную жизнь политизированного общества… Тем, кто интересуется этим, нетрудно по перечню выставок в которых участвовал Антон Станиславович, представить круг общения этого художника. Качественных фотопортретов художника, я нигде не нашел, в ответ на мой запрос работники Нижегородского художественного музея (где он был директором) ответили, что в архивах музея его фото тоже нет...

             Есть в архиве Ольги Ивановны Шведе еще три юмористические акварели – шаржи, посвященные талантливому (я бы добавил великолепному), но прожившему недолгую жизнь архитектору Хойновскому. 

Особняк М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Особняк М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).
Внутренние интерьеры особняка М.В. Штифтера в Петербурге. Арх. Л.Л.Хойновский (1880-1915).

Даже если бы он построил в своей жизни один фантастический особняк банкира Маврикия Штифтера на Моховой улице, его имя уже не должно было быть забыто... Это историческое здание в центре Петербурга очень неплохо сохранилось, причем уцелел не только фасад, но и значительная часть оригинальных интерьеров, оформлением которых тоже занимался Хойновский. Приглашаю всех полюбоваться этим великолепием на сайте: https://www.mishanita.ru/2012/12/05/18062/  Похоже, что Оленьку познакомил с ним Владимир Дубенецкий, коллега Хойновского по профессии и однокашник по учебе в Высшем художественном училище при Академии Художеств, в течении трех лет, по крайней мере, они могли там встречаться, так как Дубенецкий начал учиться с 1906 года. Вот, что сообщают о нем интернет источники: «Хойновский (Chojnowski) Людомир-Флавиан Людомирович (13 февраля 1880 — 27 декабря 1915) — польский и российский архитектор, представитель модерна. Окончил Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств (1899—1909) в звании художника-архитектора, выпускной проект — «Курзал на Минеральных Водах». Принимал активное участие в создании и деятельности «Кружка архитекторов (Koło Architektów)» — петербургского объединения польских архитекторов. В архивах сохранился ряд проектов архитектора Хойновского, а также зарисовки памятников старины Царства Польского, сделанные им в 1903 году. Покончил жизнь самоубийством — застрелился из револьвера в Павловском парке. Похоронен в Царском Селе, в костеле у Александровского дворца. Что привело его к этому решению, неизвестно. Была найдена посмертная записка, но она не прояснила, какие именно мотивы подтолкнули архитектора к самоубийству. Возможно, причиной стала сложная общественно-политическая обстановка в землях Царства Польского, которые в то время были поделены между Россией, Германией и Австро-Венгрией, и шла борьба за национальную независимость. В Польше царили голод и безработица. С началом Первой мировой войны Россия потерпела ряд поражений и была вынуждена покинуть эти земли, при этом были эвакуированы некоторые предприятия вместе с рабочими. Земли Царства Польского оказались под властью Германии и Австро-Венгрии. Продолжалось угнетение населения, запрещалось преподавание на польском языке и изучение польской литературы. Из Польши вывозится продовольствие и оборудование (даже цинковые трубы органа Варшавской филармонии). Не исключено, что всё это повлияло на решение Хойновского уйти из жизни. Архитектор Лялевич, который некоторое время имел возможность наблюдать за работой и настроением своего коллеги, в своей статье, появившейся после смерти Хойновского, пишет, что светлая искренняя «натура, сотканная романтической польской литературой», не могла мириться с реалиями жестокой жизни, и это обернулось ужасной развязкой.

Постройки:  Участие в проектировании доходного дома В. Н. Хренникова в Екатеринославе, 1910—1913, совместно с П. П. Фетисовым и др.; Доходный дом на Заозёрной ул., 8 в Санкт-Петербурге. 1911—1912.; Особняк для жены банкира М. В. Штифтера на Моховой улице, 15 в Санкт-Петербурге (ныне Санкт-Петербургский Дом национальностей). 1913—1914. Хойновским были разработаны не только фасад, но и оригинальные интерьеры особняка. Стиль модерн. Особняк с интерьерами, выполненными в разных стилях, рассматривается также как пример «позднего историзма».

Возможно, это единственное из дошедших до нас изображений Хойновского. Акв. О.И. Шведе. До 27.12.1915 г.
Возможно, это единственное из дошедших до нас изображений Хойновского. Акв. О.И. Шведе. До 27.12.1915 г.
Акв. О.И. Швенде. 1910е.
Акв. О.И. Швенде. 1910е.

На третей акварели, рассерженная Лиденька, уже сердито, поглядывая на часики дожидается несчастного Хойно…

Очевидно, эти встречи с Хойновским, были связаны, с какими ни будь новыми похождениями наших юных героинь, но этот секрет, пожалуй уже не раскрыть….  

              Следующее изображение «дяди Лени Веснина», так же однокашника Дубенецкого, по Высшему художественному училищу при Императорской Академии художеств, и тоже учившемуся у Л.Н. Бенуа.

Акв. О.И.Шведе. 1910е.
Акв. О.И.Шведе. 1910е.

                Краткие биографические сведения о нем, таковы: Леонид Александрович Веснин (1880 — 1933), архитектор и педагог, один из братьев Весниных. Родился в купеческой семье в Нижнем Новгороде. Леонид был старшим из трёх братьев: Виктор родился 28 марта 1882 года, Александр — 16 мая 1883 года. Детство братьев прошло в принадлежавшей их матери небольшой усадьбе на берегу Волги на окраине города Юрьевца. С раннего возраста родители поощряли интерес сыновей к изобразительному искусству, который перерос в увлечение архитектурой. В 1899 году окончил Московскую практическую академию коммерческих наук и в 1900 году поступил на архитектурное отделение Петербургского института гражданских инженеров (ПИГИ) в класс профессора Л. Н. Бенуа. По примеру Леонида в 1901 году в ПИГИ поступили и младшие братья. В столице братья жили вместе, одновременно с учёбой продолжая заниматься рисунком и живописью в студии художника Я. Ф. Ционглинского. Отец Весниных к тому времени разорился и заботу о младших братьях взял на себя Леонид; Виктор и Александр сохранили почтительное отношение к Леониду до конца его жизни. В годы первой русской революции Веснины принимали участие в забастовках и демонстрациях, работали в политическом Красном Кресте, студенческом старостате. После закрытия ПИГИ как очага студенческого революционного движения, а также в связи с трудным материальным положением отца архитекторов, Леонид вместе с братьями прервал обучение и переехал в Москву, где начал работать в архитектурных мастерских известных зодчих — И. А. Иванова-Шица, Р. И. Клейна, П. П. Висьневского, Н. П. Милюкова и других. В Москве Леонид вместе с братьями также продолжил заниматься рисунком вначале у художника К. Ф. Юона, а затем в организованной на своей квартире студии вместе с братьями и В. Е. Татлиным. По приглашению А. В. Щусева Леонид вёл реставрацию Васильевской церкви в Овруче. В 1909 году Л. А. Веснин окончил архитектурное отделение Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств со званием архитектора-художника. После получения диплома Веснин приступил к выполнению первого самостоятельного заказа на строительство загородного дома В. А. Носенкова в подмосковном Иванькове. А далее, был долгий творческий путь…

ПРОДОЛЖЕНИЕ БУДЕТЪ. ИСКРЕННЕ ВАШ ВЛАДИМИР Н.

©Edmondas Kelmickas

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic